“I Don`t See Any Tragedy Here”. Andrey Vavilov believes that tax evasion should have been tackled long ago

Source: “Nezavisimaya gazeta” journal, 2003.

-Андрей Петрович, можно ли сейчас говорить о том, что ситуация вокруг ЮКОСа привела к кризису власти в Кремле?
- Мне кажется, никакого кризиса нет, просто происходят объективные процессы. Ситуация, связанная с Ходорковским, вызвана тем, что на протяжении долгого периода ЮКОС, и не только ЮКОС, но и другие компании, такие, как "Сибнефть", ТНК, не выплачивали налоги. В настоящее время схемы, по которым они не выплачивали налоги, выявлены, им предъявлены обвинения. Я считаю, что это правильно, мало того, я считаю, что выявление таких схем должно быть проведено и в отношении других компаний.
- Если все связывают отставку Волошина именно с ситуацией вокруг ЮКОСа, то, получается, Волошин его прикрывал, что ли?
- Да, именно так, отставка Волошина - это ликвидация этой избирательности. Главная его задача была именно в том, чтобы крупные компании существовали и господствовали как монополии. Сейчас эта задача не нужна, в результате Волошин ушел в отставку.
- Означает ли уход Волошина в отставку и приход Медведева изменение всего экономического курса президента?
- В чем курс? Разве у нас меняются законы, меняются ставки налогов или производится какое-то государственное перераспределение ресурсов? Ничего этого не происходит. А то, что в порядке обеспечения у гражданина Ходорковского заморозили его акции, причем заморозили только с одной целью, чтобы он их не перепродал, - это не является изменением экономического курса. Кстати, ровно час спустя после сообщения об аресте акций ЮКОСа вышло сообщение об аресте имущества нижегородского авиазавода "Сокол", но почему-то никто не обратил на это внимания...
- Там, видимо, порядок сумм другой.
- А какая разница-то? Почему, если сумма - 1 миллион рублей, на это никто не обращает внимания, а если сумма - 10 миллиардов долларов, на это обращают внимание?
- Как Запад может отреагировать на все эти изменения?
- Главный вопрос, который будет волновать Запад, западных инвесторов, - это, я считаю, будущая судьба пакета акций, замороженного Генпрокуратурой, вернее, решением суда. Если в данном случае все будет по закону, то есть будут некие имущественные требования и в погашение их будут реализованы акции, то, я думаю, все будет нормально. Я, кстати, уверен, что именно так и будет, потому что практика судебная у нас есть, практика реализации имущества у нас есть, и это происходит повсеместно. Здесь, правда, очень крупный пакет и очень крупные суммы, но я думаю, что на самом деле здесь возможны три варианта. Вариант первый: если Ходорковского признают полностью невиновным, ему, конечно, все вернут. Мне кажется, что это маловероятный вариант. Вариант номер два: если Ходорковскому объявят приговор с конфискацией имущества, тогда, естественно, все акции перейдут в распоряжение государства. Вариант номер три, наиболее вероятный: либо сам Ходорковский совершит так называемое деятельное раскаяние, то есть погасит ущерб, который ему предъявляется, за счет части своих акций, и тогда остальная часть останется у него; либо суд присудит часть активов направить на погашение, остальное ему вернут. Если будет принято такое решение, то, думаю, никаких разговоров о том, что у нас меняется курс, производится национализация и перераспределение собственности через государственные механизмы, после этого не будет.
- То, что происходит сейчас вокруг ЮКОСа, это своеобразный административный восторг накануне выборов или это знак, сигнал начала своего рода кампании "Чистые руки"?
- Наверное, и то, и другое. Удобнее было начать сейчас, либо так получилось, что она началась сейчас, я не знаю.
- Во всем мире существуют юридические компании, которые специально занимаются тем, что консультируют своих клиентов, как грамотно уходить от налогов. Если здесь были какие-то схемы, то, видимо, легальные, иначе они бы, наверное, не работали?
- В этом как раз и заключается основная причина. Все прекрасно знали, что схемы, которые они использовали, законны все по частям. Один договор хороший, другой договор тоже хороший, третий, а в совокупности получается, что люди уклоняются от уплаты налогов на миллиарды долларов, и в данном случае в УК есть совершенно четкое определение: мошенничество с целью уклонения от уплаты налогов. Никто никогда в отношении этих крупных компаний этот вопрос не задавал. Наконец-то его задали - в чем трагедия, в чем изменение экономического курса? Многие говорят, давайте перераспределять природную ренту от крупных нефтяных компаний в пользу государства, в пользу социальных программ. Как ее перераспределять, если даже те налоги, которые компании обязаны платить, никто не спрашивал? Но наконец-то их спросили, и слава богу. Сначала возьмем налоги, потом подумаем, нужно ли перераспределять ренту или достаточно тех налогов, которые они выплачивают. Поэтому я не вижу никакой трагедии в том, что происходит в отношении ЮКОСа.
- На рынке после этих событий сначала был обвал, на второй день вроде бы какая-то стабилизация, сейчас все полезло вверх...
- Это естественная реакция на такого рода новости: сначала снижение котировок, потом, когда ситуация стабилизируется, поступают новые новости, происходит откат наверх, вот и все. Тем более мы знаем, что перед этим рынок был сильно перегрет, был рост в течение нескольких недель более чем на 20%, потом на 20% упало, сейчас на 10% опять обратно вернулось. Поэтому никакой трагедии на рынке я не вижу. Другое дело, колебания слишком большие, но это связано с особенностями нашего рынка, на нем очень маленькие объемы, поэтому скачки резкие. Был бы рынок побольше на порядок, скачки были бы поменьше.
Думаю, что скорей всего эти показатели вернутся на прежний уровень, даже, может быть, преодолеют эту планку, потому что все-таки макроэкономические данные по экономике РФ очень хорошие, темпы роста очень высокие, платежный баланс очень сильный, инвестиционный рейтинг присвоен одним из агентств.
- Не упадет ли инвестиционная привлекательность российского рынка в глазах западных потенциальных инвесторов?
- Есть профессионалы в оценке инвестиционной привлекательности, это рейтинговые агентства. Как мы видим, рейтинговые агентства объявили, что они не намерены менять рейтинг РФ, и это свидетельствует о сохранении инвестиционной привлекательности, вот и все.
- А сам пакет, который Ходорковский собирался продать, он не упадет в цене в результате всего этого?
- Дальше скорей всего будет какая-то юридическая процедура, я здесь не вижу пока никаких нарушений, никаких проблем, единственное, что, конечно, меня больше всего удивляет, - это разговоры о том, что ЮКОС у нас такой прозрачный, что он все раскрывает.
- А что, нет?
- Заметьте, он прозрачный в двух вариантах, в экспортном и во внутреннем. В экспортном варианте он объявил: да, у нас есть бенефициары, есть конечные владельцы, физические лица. А когда пришли арестовывать эти акции, почему-то пресс-служба ЮКОСа заявляет - нет, это не физические лица, это же офшорная компания. Хотя в принципе везде на Западе невозможно прикрыться никакой компанией, ни офшорной, ни национальной. Везде любой банк, любой депозитарий, который хранит акции, знает конечных владельцев, бенефициаров. И только у нас отсутствует это понятие. В результате, так как нет понятия конечного собственника, отсутствует человек, который за это отвечает. Можно сказать, что прокуратура и суд, на основании решения которого эти акции арестованы, вводят фактически в нашу юридическую практику понятие конечного владельца, то есть бенефициара. Я считаю это правильным, мы должны принять закон о том, что все люди, которым принадлежат какие-то акции, деньги, облигации, обязаны объявить себя конечными владельцами своих капиталов. И тогда ответственность этих людей повысится.
- А есть у нас какая-нибудь на самом деле прозрачная компания или нет в нашей стране таких? Не в экспортном, не в импортном варианте, а просто прозрачная?
- Когда я занимался бизнесом, у меня была компания "Северная нефть", она была прозрачная и до сих пор остается.
- Но все-таки - вам приходилось уходить от налогов?
- Первое, что я сделал, когда пришел туда работать: лучший способ борьбы с налоговой инспекцией - это полностью выплачивать все налоги. Мы сами, добровольно, выплачивали все налоги, которые только необходимо было платить.
- Как связаны обвинения в неуплате налогов с заключением под стражу? Адекватна ли мера пресечения?
- Я тоже считаю, что, может быть, заключение под стражу - слишком сильная мера, но, с другой стороны, о том, что такие последствия могут наступить, надо, наверное, было думать не тогда, когда они наступили, а тогда, когда ты принимал решения о том, платить эти налоги или не платить.
- Какая, на ваш взгляд, ситуация будет теперь на валютном рынке? Что будет с долларом, евро?
- Здесь все определяется в значительной степени макроэкономическими факторами, то есть состоянием платежного баланса и притоком валюты. Отнюдь не арестами Ходорковского и сообщениями в СМИ. ЦБ полностью контролирует ситуацию, никакого массового настроения в пользу оттока капиталов пока, кстати, не наблюдается. Есть колебания, некоторый приток, некоторый отток, у нас огромное положительное сальдо, и это все будет работать только на укрепление рубля, может быть, будут какие-то колебания. ЦБ, кстати, заявлял, что он будет допускать небольшие колебания. Никакой паники в этом отношении, мне кажется, быть не может.
Back to the list