Business and/or Power. An interview to NewsInfo

Source: NewsInfo

Vavilov А.

В пресс-центре Национальной Информационной Группы состоялась беседа члена комитета Совета Федераций по правовым и судебным вопросам Андрея Вавилова и заместителя главного редактора газеты Русский курьер Отто Лациса. Главной темой стал вопрос взаимоотношения бизнеса и власти в свете последних событий вокруг компании ЮКОС. Предлагаем вашему вниманию стенограмму беседы.
Ведущая Ольга Бойчерова
Newsinfo:
Сейчас ситуация вокруг ЮКОСа и Ходорковского обсуждается в бизнес сообществе. Андрей Петрович поделитесь своим мнением по этому вопросу. Отставка Ходорковского имеет решающее значение для компании в целом и каковы последствия?
Андрей Вавилов:
Вы знаете, с компанией до последнего времени ничего не происходило. Никак деятельность не ограничивалась Она успешно добывала нефть и продавала ее. Доступ к трубе никто не перекрывал. Банковские счета ЮКОС не арестовывались. Поэтому на саму деятельность не до ни после событий влияния не было, да и сейчас нет.
Ходорковский ушел со своего поста тоже понятно. Находясь в тюрьме очень тяжело исполнять в полной мере обязанности по управлению компанией. Это понимает и он, и акционеры. Поэтому было вполне логичным решением передать исполнение обязанностей другому человеку.
Newsinfo:
Как вы думаете, его заставили уйти или он добровольно покинул пост?
Андрей Вавилов:
С точки зрения логики, Ходорковский - один из главных акционеров. Понятно, что собственнику компании нужен эффективный менеджер. Он им быть не может. Поэтому Ходорковский принял собственное, логичное решение.
Newsinfo:
А вы что думаете о ситуации последних 2-х недель?
Отто Лацис:
Самое главное не то что ушел Ходорковский. Я бы выделил из событий двух недель выступление президента в понедельник, когда он просил прекратить истерику. Это меняет ситуацию. До этого президент демонстрировал невмешательство. Не думаю, что он был равнодушен или равнонастроен к силовикам или олигархам, но он и не показывал, какой стороне он больше доверяет. Сейчас он сказал четко - доверяйте суду и прокуратуре. Они все решат. Это отказ от невмешательства в ситуации, когда есть много оснований у народа не доверять прокуратуре. Доверять или нет по указанию президента нельзя. Доверие зарабатывается делами. С делами не здорово.
Второе главное событие- это не арест Ходорковского, а арест акций. Поскольку все очень напряжены по одному вопросу - будет ли пересмотр приватизации или проще отъем собственности. И многие рассматривают этот шаг как первый. Прокуратура же ясно показывает, что будут и другие шаги. Прокуратура предъявила обвинение на миллиард долларов, и арест произведен в обеспечение этого обвинения. И понятно,что прокуратура докажет эту сумму. Ходорковский - очень богатый человек, но с описи личной мебели такую сумму не получишь. Поэтому возместить можно только акциями. Я считаю, что это - событие. И для делового мира и для всего общества. Конечно, возникают вопросы почему, зачем, как, насколько обосновано. Мы пока ответы не знаем, но сразу настораживаемся. Многого не ясного. Один из таких вопросов - почему начали именно с этого олигарха.
Newsinfo:
Есть ли вероятность того, что ЮКОС перейдет во владение государством?
Отто Лацис:
Я слышал в комментариях о возможном введении внешнего управления. Что якобы, чтобы этого избежать Ходорковский и ушел. Я не знаю фактов, есть ли такое намерение и можно ли его предотвратить уходом. Вся эта ситуация гораздо обширнее. Она не сводится к тому, чтобы отобрать у Ходорковского компанию и сделать владельцем другого человека. Она много шире. Решается вопрос кто в доме хозяин. Бизнес или определенная часть власти.
Андрей Вавилов:
Я согласен с Лацисом, что вопрос много шире. Мало вероятно, что акции перейдут в пользу государства. Скорее всего, суд решит возместить ущерб и мало вероятно, что приговор будет с конфискацией всего имущества. Просто будет погашение нанесенного ущерба. Сейчас это около 10-ой части пакета. Поэтому я не думаю, что ЮКОС станет государственным. Что касается всего процесса, то действительно это быстро произошедшие изменения, которые назревали давно. Я не соглашусь, что арест акций ЮКОСа это новое явление. В среднем бизнесе в России такие аресты происходят постоянно. Не только акций. Я работал в "Северной Нефти", так у нас и трубопроводы пытались арестовывали и счета. Это инициировалось конкурентами, но так как было незаконным, вопросы были решены. Но такая практика давно существует. Избегали такой практики только в отношении ТНК, Сибнефти и ЮКОСа. Основой же этой системы, по которой " избегали" был Александр Стальевич Волошин. Наверное, он хороший организатор и управленец. Возможно, он прекрасно справлялся с обязанностями. Но главной его "обязанностью" было находиться в основе системы защиты крупных компаний от правоохранительных органов. Помните, пришел новый президент, и начались разговоры - давайте наладим диалог бизнеса и власти, давайте не будем трогать прошлое, забудем грехи приватизации и.т.д. Начнем жизнь с чистого листа. Невозможно вести диалог так. Если человек чувствует безнаказанность, он продолжает вести себя не правильно. Это неизбежно, это в сути. После прихода Путина и формирования правительства, компании продолжали недоплачивали налоги. Они ведь только в отчетах на экспорт прозрачные. А для внутреннего пользования ситуация выглядит совсем по- другому. Тут появляются оффшорные компании, которые имеют директора неизвестно какого, которого и на территории России не бывает. Отчеты все идут на английском языке, где писалось, что вот за применение схем они снизили налоги на прибыль. Экономика здесь такая - ставка налога на прибыль 24%, в среднем уплачивается по стране около 20. А тут 5- 10-13%. На самом деле эта система просто стала разрушаться.
Отто Лацис:
Андрей Петрович, ведь они каждый год писали отчеты. Государство получало отчеты и налоги . Ведь прокуратура имеет претензии и по 1997 году и далее. Эти схемы, что не были разрешены? Мы ведь по этой экономике живем уже 12 лет. Почему им раньше об этом не сказали. Или стало сейчас нельзя? Вот вопросы-то какие.
Андрей Вавилов:
По поводу оффшоров вообще длинная история. В конце 90-х нефтяники использовали активно именно такие схемы. Потом поменяли законодательство, но и схемы "усовершенствовались", придумывались новые лазейки. Лазейки разные.
Newsinfo:
А почему именно сейчас вдруг вспомнили?
Андрей Вавилов:
Я и год назад везде об этом говорил и писал. Все просто хихикали, но считали за норму использовать оффшоры. Просто не было общественного интереса. Все считали незыблемыми такие правила игры. Когда этот вопрос подняли, то все стали говорить о свободе слова, о том, что зажимают бизнес. Вы посмотрите на Америку. Там налоговые преступления самые серьезные. Не надо и в тюрьму попадать, достаточно в историю попасть. И все.
Отто Лацис:
Если вскрыли преступление, то срока действия быть не может - это однозначно. Другое дело, что все это время государство получало отчеты, и все видели по какой схеме кто платит, но всех устраивало. Вот что вызывает вопрос!
Андрей Вавилов:
На самом деле это не первый процесс. В прошлом году налоговики предъявили иски, например, Лукойлу, Татнефти. История закончилась тем, что Лукойл проиграл суд и заплатил. Почему это не произошло раньше, вопрос другой. Здесь, наверное, надо спросить и с Правительства тоже.
Вот сейчас активно поднимают тему: взаимоотношение бизнеса и власти. Тут надо понимать следующее. Наш бизнес, крупный, в том числе и нефтяной, свои взаимоотношения с властью строил и представлял в абсолютно некорректном виде . Олигархи считали, что закон и власть должны обслуживать их интересы. Хотя это не так. Нельзя противопоставлять бизнес, государство и общество. Не может быть здесь никакого противопоставления. Если, кто-то ради получения сверхприбыли использует разные рычаги: пытается организовывать группы и партии в Госдуме для продвижения своих интересов или провести во власть нужных людей, он противопоставляет себя обществу. Корни этого уходят в истоки приватизации, вот откуда все идет. Люди боялись, что будут возмущения, и требовалась поддержка. Не, чтобы защитить итоги приватизации,но и чтобы осуществлять свою повседневную деятельность. В частности и неуплату налогов. Как вынули из этой системы фундамент под названием Волошин, все засуетились.
Правительство вместо того, чтобы выступить и сказать - да вот эта компания по нашим расчетам не доплатила такую сумму, приняло активное участие в выступлениях на тему как отреагирует рынок, да что скажут инвесторы. И теперь понятно, почему Путин сказал правительству не вмешиваться. И хорошо, что Генпрокуратура сделала такой шаг по изменению ситуации. Дальше Правительство должно предложить экономическую схему работы с подобными неплательщиками. Например, выступить с идеей, что дается срок на погашение задолженности, добровольно. Посчитаем, что это была ваша ошибка, которую можно исправить и никаких преследований уголовных не будет. Я думаю, что все бы успокоились. А когда Правительство говорит только про климат и иностранных инвесторов, все не знают что делать и нервничают. Прокуратура ведь не может подменять собой правительство. Получается Правительство в стороне, налоги их не волнуют, а когда президент выступает на первый план, то начинают говорить, что у него не экономические, а ярко политические цели.
Далее. Я не согласен, что нужен очередной диалог бизнеса и власти. Зачем это. У нас 12 олигархов и миллионы бизнесменов. Как они могут сесть за один стол. Здесь все предельно просто. Есть законы, которые надо просто исполнять. Надо заниматься тем, чтобы все законы были равны для всех. Выйдем на улицу и спросим хозяина ресторана. Он расскажет, с какими проблемами ежедневно сталкивается. Вам не покажется это меньше, чем проблемы Ходорковского. Поэтому, главный вопрос на сегодняшний день сделать закон единым для всех. Переговаривать ничего не надо. Президент должен с правительством взаимодействовать или должна быть инициатива от правительства и не надо встречаться. Я против этого так называемого диалога. Потому что несколько человек будут добиваться для себя поблажек. А остальным предлагаются другие правила. Законы есть, их просто надо начинать выполнять. Я оптимист, надеюсь, что все поймут, что надо жить по закону и тогда мы увидим реальный рост экономики страны.
Back to the list